+7 495 /143-14-15

info@rusloterei.ru

наши блоги:
Instaport
фyoutube icon main В iOS 6 не будет приложения YouTube
Алеаторные сделки в аспекте договорного права

Алеаторная сделка есть многосторонняя или двусторонняя срочная сделка, содержащая действия субъектов игры в рамках правил, направленные на определение позиции спорящих в отношении наступления/ненаступления условия объективной реальности, либо создания своими действиями предпосылок для наступления/ненаступления вне зависимости от воли сторон подобных условий, влекущих установление, изменение или прекращение имущественных прав и обязанностей в отношении выигрыша, объекта безосновательного обогащения.

В цивилистической науке имеют место споры относительно того, как понимать алеаторные сделки: в качестве сделок или в качестве договора. Так, по мнению Брагинского М.И., договор шире, нежели сделка, но первый есть двух-, многосторонняя сделка. На наш взгляд, из существующего дуализма договора – юридического факта и договора – оформления сделки путем выражения и согласования воль сторон разрешим, применительно к алеаторным сделкам, так: употреблением термина алеаторный договор-сделка.

Касательно семантической расшифровки предиката термина «алеаторный», то корень "аlea" означает азартную игру, игральную кость, производное алеатор (aleator) есть азартный игрок. Следовательно, представляется более корректным отграничить алеаторные сделки от собственно рисковых по причине риска особого характера – он создается искусственно. Подобный вид сделок есть разновидность рисковых сделок, алеаторные правоотношения (отношения по поводу игр и пари) являются одним из видов «рисковых» правоотношений и соотносятся с ними как видовое и родовое понятия, что лишь робко высказал Матин А.В.

Риск из алеаторной сделки имеет особое содержание:

  • неизвестно заранее, кто из субъектов сделки при наступлении/ ненаступлении определенных условий станет кредитором, а кто – должником, риск – обоюдный.

  • риск, то есть равная потенция выигрыша и проигрыша, ставится в зависимость от определенного заранее, до совершения сделки, заключения договора условия. Ставится под сомнение лишь наступление/ ненаступление условия. «Обозначенная ситуация ставит получение выгоды в зависимость от обстоятельств не подчиненных воле участников правоотношения и соответственно налагает на них определенную долю риска», - как справедливо определил Запорощенко В.А.

  • риск из алеаторных сделок не приводит к оптимизации распределения материальных благ в аспекте предпринимательской, хозяйственной деятельности, так как основан на слепом случае, но не справедливом участии в торгово-хозяйственном обороте.

В гражданском законодательстве играм и пари уделяется глава 58: «проведение игр и пари». Интересно отметить, что до введения в действие второй части ГК РФ алеаторные сделки практически не имели серьезного правового регулирования. Однако ни в статье 1062, ни в статье 1063 мы не сможем найти дефиницию подобных сделок, а тем более договоров проведения игр и пари. В науке гражданского права существуют разногласия по поводу отнесения игр и пари только к сделкам, либо к особым видам договоров. Однако сам ГК РФ в п. 1 статьи 1063 указывает, что отношения между организатором игр и пари и участником основаны на договоре. Налоговый Кодекс РФ дает определение именно договора о проведении игр и пари в ст. 364. Так, «азартная игра есть основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное двумя или несколькими участниками между собой либо с организатором игорного заведения (организатором тотализатора) по правилам, установленным организатором игорного заведения (организатором тотализатора). Пари представляет собой «основанное на риске соглашение о выигрыше, заключенное двумя или несколькими участниками между собой либо с организатором игорного заведения (организатором тотализатора), исход которого зависит от события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет». 4.Несмотря на данное разделение, в цивилистической науке присутствуют споры о соотношении игр и пари, которое есть порождение неточности п.1 ст. 1063. Законодатель, указывая субъектов договора, организаторов лотерей, тотализаторов и других основанных на риске игр, а также участников игр, в последнем случае подводит под понятие игры как лотерею, что оправдано, так и пари, что сомнительно. Разрешая подобную неточность, Эрделевский А.М. утверждал, что «понятие игра включает в себя понятие пари и “собственно игра”». Из данного положения он вывел определение договора об игре в широком смысле: «договор об игре – это основанное на риске соглашение ее участников о получении одним или несколькими из них выигрыша в зависимости от неизвестного заранее результат игры». Контрдовод приводил в свое время Нэруш М.Ю: «понятие пари шире по своему объему, чем понятие игр, можно дать следующее определение пари: это договор, по условиям которого каждая из сторон, обязуется в случае правильности утверждения другой стороны относительно наступления определенного, но неизвестного сторонам события уплатить в пользу другой стороны определенную сумму денег, или совершить иное действие». Следует все же согласиться с первым положением, однако, внеся некоторые корректировки. Подводя итог спорной проблеме о соотнесении игры и пари в качестве родового или видового договоров, представляется необходимым указать на саму формулировку п. 1 ст. 1063 ГК РФ, где лотереи, тотализаторы приравниваются к «основанным на риске играм», напомню, что тотализатор есть разновидность пари.

Обязательства из игр и пари в большинстве своем носят натуральных характер, то есть гражданин, заключая договор игры и пари, лишается права исковой зашиты. Однако сделано исключение для требований лиц, принявших участие в играх и пари под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари, а также в случае невыплаты выигрыша организатором, что порождает право требования возмещения убытков, причиненных нарушением договора. Формулировка ст. 1062, ст. 1063 ГК, в частности п. 3 и п. 5, представляется некорректной. Исходя из ст. 1062, требования граждан и юридических лиц, связанные с организацией игр и пари с участием в них, не подлежат судебной защите, кроме, исключая указанные выше случаи, положений п. 5 ст. 1063. Однако п. 5 гласит, что только в случае неисполнения организатором игр указанной в пункте 4 настоящей статьи обязанности участник, выигравший в лотерее, тотализаторе или иных играх, вправе требовать от организатора игр выплаты выигрыша, а также возмещения убытков, причиненных нарушением договора со стороны организатора. Таким образом, положение п. 3 ст. 1063 о том, что в случае отказа организатора игр от их проведения в установленный срок участники игр вправе требовать от их организатора возмещения понесенного из-за отмены игр или переноса их срока реального ущерба, при буквальном толковании нормы не подлежит судебной защите. Однако представляется необходимым и истинным распространить действие формулировки п. 5 «нарушение договора со стороны организатора» на положение п. 3, то есть на «отказ организатора о проведения игр в установленный срок» и «отмену игр и перенос срока». Не подлежат защите требования граждан и юридических лиц, связанные с участием в играх и пари, организация и проведение которых осуществлялась гражданами без соответствующего разрешения, с участием в лотереях, организация которых осуществлялась индивидуальным предпринимателем. Представляется необходимым распространить право судебно защиты на все случаи неисполнения обязанности законным организатором или нарушения прав игрока, в том числе указать на применимость условий о ничтожности к алеаторных сделкам. Договор об играх и пари, заключенный с лицом, не достигшим 18 лет ничтожен, как и в месте, не предназначенном для проведения игр и пари, кроме лотерей.

 

Спорна и природа лотерейного билета. Так, согласно ст. 142, ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Применительно к лотерейному билету следует признать, что он отвечает требованиям положения вышеприведенной статьи: имеет установленную эмитентом письменную форму, законодательно обозначенный открытый перечень реквизитов, причем удостоверяет право на участие в лотерее. Представляется возможным определить лотерейный билет как ценную бумагу под условием, которое определяет возможность осуществления основных прав на получение выигрыша по ценной бумаге, но не зависит от воли, как кредитора, так и должника. Лотерейный билет имеет двоякую природу правооформляющего и правоустанавливающего документов, которая определяет его как ценную бумагу лишь с момента установления выигрышности. При заключении договора лотереи именно билет является письменным подтверждением данного юридического факта, но право требования проведения игры возникает не из билета, а самого договора.

 

Касательно характеристики договора игр и пари, то он является консенсуальным, так как права и обязанности наступают с момента достижения соглашения, например, лотерея (покупка лотерейного билета есть выражение акцепта), или реальным – с момента, когда игроки сделали ставки, то есть сформировали банк. Возмездность презюмируется, однако существует такое явление, как стимулирующая лотерея, то есть право на участие в которой не связано с внесением платы и призовой фонд которой формируется за счет средств организатора лотереи.

Договор игры и пари является двусторонне-обязывающим, то есть игрок, делая ставку, вступает в игру, следовательно, соглашается на обязанность соблюдения условий игры с целью определения победителя. Касательно обязанности организатора, то она заключается в выплате выигрыша. Односторонне-обязывающим данный договор может являться в случае пари, когда обязанность, выплаты выигрыша, лежит на организаторе. По мнению Елисеева И.В., алеаторный договор нельзя рассматривать в качестве публичного по причине того, что он не относится к оказанию услуг по проведению игр и пари, но в полной мере следует признать договором присоединения. Алеаторные договоры – сделки имеют характер условный. Это может быть объяснено тем, что осуществление прав и обязанностей, как и совершение определенных действий, ставится в зависимость от наступления заранее определенных условий.

Сторонами договора являются организатор азартной игры – Российская Федерация, субъект Российской федерации, муниципальное образование, лицо, осуществляющее деятельность по организации и проведению азартных игр; участник азартной игры - физическое лицо, касательно расчетного форварда и юридическое лицо, принимающее участие в азартной игре и заключающее основанное на риске соглашение о выигрыше с организатором азартной игры или другим участником азартной игры. В отношении лотереи организаторами могут быть только юридические, но не физические лица.

Игроком может стать любое дееспособное физическое лицо, однако, как указывает законодатель, посетителями игорного заведения не могут являться лица, не достигшие возраста восемнадцати лет (П. 2 Ст. 7. ФЗ О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ. № 244 – ФЗ.).

Форма договора может быть как устная, в том числе и путем совершения конклюдентных действий, так и письменная.

Ценой договора является ставка игры или пари, а также стоимость лотерейного билета. К существенным условиям договора, помимо цены, следует отнести условия о сроке проведения игр и порядке определения выигрыша, его размер. Права и обязанности сторон устанавливаются самим договором, законодатель предусмотрел лишь обязанность организаторы выплатить выигрыш в установленный срок, либо в период не позднее 10 дней с момента определения результатов.

Основываясь на вышеуказанных положениях, предлагается внести следующие коррективы в законодательство:

  • Закрепить в ст. 1062 ГК точное определение алеаторных сделок, подчинив данной дефиниции термины игра и пари, при сохранении сущности договора об играх и пари как соглашения, оформляющего данную сделку.

  • Распространить положения о ничтожности сделок на договоры об играх и пари с учетом места заключения договора (игорные заведения в пределах игорных зон, букмекерские конторы и тотализаторы вне пределов игорных зон), возраста игроков, а также изменить формулировку статьи 1062, предоставив право судебной защиты нарушенных прав (в п.3 с. 1063). Обеспечить защиту всех прав игроков.

  • Распространить на лотерейный билет положения о ценных бумагах, поименовав его в ст. 142., причем следует указать, что требования о выигрыше есть не просто требование из договора, но требование из ценной бумаги, что обеспечит более высокую защиту права на выигрыш, закрепленного в лотерейном билете. Фактически при предъявлении билета не требуется предоставление иных правоустанавливающих документов, так как исполнение обязательства не предусматривает основания иного, кроме обладания билетом.

 

***

 

Михаил Варюшин, аспирант кафедры гражданского права и процесса ВПО ГОУ «Ульяновский государственный университет

 

27.10.2009

Источник: эж-Юрист


 

   
всё только о рекламных акциях с призами и розыгрышами
   
    © 2006 - 2017 Руслотереи info@rusloterei.ru
юридическая поддержка: "Деловой город (юриспруденция)"